Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Яндекс.Метрика

Противоправность бездействия

 

Когда человек ничего не делает — ничего и не происходит. Поэтому бездействие не может вызывать каких-либо последствий в объективной реальности, – такие последствия может вызвать только действие. Это – ключевой момент в делах о бездействии, который необходимо осознавать, потому что причинно-следственная связь при бездействии не может быть выстроена так же, как при действии.

Действительно, если человеку с приступом гипергликемической комы не дать инсулин, он, скорее всего, погибнет. Но возникает вопрос: отчего умер пациент? Ответ очевиден – от болезни. При бездействии врача пациент умирает от болезни, но тогда может ли здесь быть причинно-следственная связь между бездействием и вредом?

В прямом понимании причин и следствий такой связи нет, потому что эта смерть в то время, когда она наступила, и такая, какая наступила, возникла из-за превышения сахара в крови, то есть из-за болезни, в которой нет никакой вины врача (у пациента сахарный диабет).

Посмотрим для иллюстрации на формулировку ст. 124 УК РФ: неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного (или тяжкого вреда, или смерти) наказывается...

Неоказание повлекло? Отнюдь! Смерть наступила из-за болезни. И только в предположительной форме можно говорить о том, что было бы, если бы необходимая медицинская помощь была бы оказана. Разве найдется эксперт, который гарантирует суду и участникам процесса, что укол инсулина спас бы больному жизнь? Даже если он в этом уверен, то будет формулировать свой ответ в условной форме «если бы ввели, то…», а это уже предположение, на котором не может основываться суд. А в уголовном праве сомнения и вовсе трактуются в пользу обвиняемого.

То есть так эта статья не работает, как не работает в случаях бездействия и ст. 1064 ГК РФ, хотя бы потому, что в таком контексте «причинителем вреда» вообще будет являться болезнь.

Проблема в смешении понятий наличной реальности и гипотетической реальности, которая должна была бы быть на месте первой. Врач обязан был изменить наличную реальность, но не сделал этого. Противоправность его бездействия состоит как раз в том, что реальность должна была быть изменена, и пациент и его близкие имели на это право, но даже попытки не было сделано.

Это касается не только медицинских работников, но и вообще лиц, охраняющих права граждан, в частности, милиции, прокуратуры, пожарных и т.п.

Противоправное действие не должно совершаться – но и бездействие противоправно и опасно, поскольку лицо обязано действовать и не действует. Противоправное бездействие, как правило, определяется не выполнением должностных или гражданских обязанностей. Противоправное действие не имеет таких признаков. Таким образом, составы этих двух видов деяния различаются по обязательствам, объективности последствий, вероятности их наступления, мотивам, форме, риску, связности причин и следствий.

По существу, бездействие – состояние пассивности, не порождающее реальных следствий, а причинение – активное действие, порождающее реальные следствия, то есть такие, которые можно измерить и потрогать.

Назовем противоправное бездействие отсутствием необходимого действия.

Тогда отсутствие необходимого действия в действительности не вызывает ничего иного, кроме отсутствия необходимого следствия.

Перенося это на медицину, имеем следующую логическую конструкцию: 1) отсутствие укола инсулина привело к отсутствию необходимых веществ в организме человека, 2) что привело к отсутствию ряда функций в организме человека, 3) что привело к отсутствию здоровья и 4) отсутствию жизни.

Выстроилась прямая причинно-следственная связь в терминах отсутствия, в основе которой лежит противоправное бездействие (отсутствие должного действия).Представляется, что такая причинная связь, хотя и выглядит необычно, вполне уместна и может быть доказана в суде не в вероятностных, а в абсолютных категориях, что видно из приведенного примера.

Чтобы понять глубже суть этих рассуждений, попробуем заменить звенья этой цепи на аналоги. Получим:

отсутствие необходимых веществ привело к отеку головного мозга…

отсутствие ряда функций в организме человека повлекло за собой смерть.

Разве? В реальности к отеку головного мозга привело не отсутствие необходимых веществ (инсулина), а превышение сахара в крови, а к смерти привел как раз отек головного мозга, возникший вследствие повышения сахара.

Получается, что смешивание причинно-следственных цепей в реальности и в сфере ее отсутствия недопустимо.

Очевидно, что человеческому сознанию сложно мыслить категориями отсутствия. Мы привыкли оперировать категориями наличия (что-либо можно потрогать, предъявить), поскольку мы живем в реальности, а не в ее отсутствии. В реальности совершенно ясным образом можно выстроить причинно-следственные связи, когда перерезанная артерия приводит к потере крови и к смерти. Но есть другая, теневая сторона реальности, та, которая должна была бы быть, но не была создана, и именно в этом вина тех, кто должен был ее создать или хотя бы попробовать это сделать. Таким образом, можно говорить о параллельных, непересекающихся причинно-следственных связях, которые могут приводить к единому результату – смерти (отсутствию жизни).

Обратим внимание, что даже сочетание слов «причинение вреда» носит в себе контекст объективной реальности, в которой вред «есть», а не отсутствует.

Если посмотреть на понятие «причинение вреда» с точки зрения «цепи отсутствия», то нормы права, включая ст. 1064 ГК РФ и ст. 124 УК РФ, вполне применимы в существующем виде, хотя и требуют от суда и участников процесса понимания того, что вред – это не только нечто имеющееся, но ненужное человеку (опасное, противоправное), но и отсутствие чего-либо необходимого для жизни и здоровья.

Можно констатировать, что в делах о вреде здоровью и смерти в связи с неоказанием медицинской помощи две причины находятся в равной степени важности к последствиям: 1) болезнь и 2) неоказание помощи, включая неназначение или невыписку лекарств. Такие причины следует называть совокупными , поскольку реальность в виде вреда наступила при наличии обеих этих причин, и изменить их уже нельзя, как нельзя доказать без предположений, что было бы, если бы одна из этих причин отсутствовала.

О праве на лекарство в программе "Отражение"

Из-за дорогостоящих льготных лекарств регионы сегодня ведут с пациентами войну в прямом смысле

31 Августа 2016 г.

Действительно ли для большинства россиян стоимость медикаментов стала неподъемной? (80% говорят, что цена - барьер). И как можно решить проблему доступности лекарств? В студии программы "Отражение" Президент "Лиги защитников пациентов", эксперт РАН, член Экспертного совета при Правительстве РФ Александр Саверский.